29 октября 2017

Россия: Почему на рынок вернулся дефицит грузовых вагонов

Железнодорожный кризис можно считать рукотворным, его вызвала государственная политика по искусственному сокращению вагонного парка.

В течение последнего времени как в СМИ, так и в различных комментариях грузоотправителей вновь звучит тема нехватки вагонов для вывоза грузов. Причем эта проблема касается самых разных грузоотправителей, от крупных до мелких, и самых разных сегментов - от зерновиков до угольщиков.

Вот на дефицит жалуется замдиректора компании СУЭК Денис Илатовский. Вот мукомольные предприятия Петербурга опасаются того, что из-за нехватки вагонов-зерновозов они не будут обеспечены необходимым количеством зерна. О нехватке подвижного состава свидетельствуют и интервью грузовладельцев в рамках ежеквартальных опросов для проекта «Индекс качества», в котором пользователи оценивают качество услуг железнодорожного транспорта, отмечает РБК.

Почему это произошло? Ведь еще совсем недавно, буквально в 2013 году, представители РЖД и Минтранса на всех площадках жаловались, что вагонов слишком много, что нужно уменьшить их количество. РЖД провозглашали: «Все на борьбу с профицитом!»

Зачастую беды в российской экономике проистекают не только из злого умысла участников, но еще и из неупорядоченности наших представлений о работе рынка. Из-за этого в головах большинства экспертов гнездились два опасных заблуждения.

Первое заблуждение заключалось в том, что нормальный рынок - это тот, на котором спрос равен предложению. Например, если для перевозки грузов всего нужен миллион вагонов, то именно столько вагонов и должно быть на сети железных дорог.

Здесь стоит вспомнить великого венгерского экономиста Яноша Корнаи. Он показал, что оптимальное состояние рынка (с точки зрения потребителей) наступает тогда, когда предложение превышает спрос. Рыночная экономика - это экономика избытка, экономика профицита. Это не значит, что профицит хорош для всех. Например, профицит рабочей силы на рынке труда - это хорошо для экономики, но плохо для безработных - им труднее найти работу. Но именно профицит сигнализирует нам, что рынок работает нормально. Если профицит исчезает, то это значит, что экономика больна.

Позднее, в книге «Размышления о капитализме» Корнаи сформулировал эту идею так: «Конкуренция - одновременно и причина возникновения избытка, и его следствие… Если все товары, предназначенные для продажи, находят своих покупателей, какой тогда смысл конкурировать? Это все равно что Олимпийские игры, где количество медалей равно числу соревнующихся».

Это верно и для рынка предоставления вагонов. Именно наличие на нем профицита является важнейшим залогом конкуренции между операторами и поддержания цен на их услуги на низком уровне. Если, например, на рынке присутствует 1,2 млн вагонов, а для погрузки требуется 1 млн, то только наличие этих «лишних» 200 тыс. вагонов заставляет их собственников конкурировать друг с другом и предлагать более высокий уровень сервиса и более низкий уровень цен. Если этот избыток исчезнет или будет невелик, если вагонов будет ровно столько, сколько требуется для погрузки, исчезнет смысл работать лучше, чем это делают конкуренты.

Операторы подвижного состава проигрывают от сильной конкуренции в отрасли. Но грузоотправители и экономика в целом выигрывают!

В своей монографии 2015 года автор этих строк писал: «Необходимо помнить, что у медали две стороны. Одна сторона - профицит, другая - низкая тарифная нагрузка на грузоотправителей. Нельзя отказаться от первого и сохранить второе. Если кто-то выступает за то, что нужно снизить профицит вагонов, то он должен честно сказать: да, следствием этого будет рост тарифной нагрузки на грузоотправителей, - и не обманывать ни себя, ни других».

Но государственные регуляторы решили иначе. Они решили, что профицит - это плохо. И сработало второе важнейшее заблуждение - будто государство своим искусственным вмешательством может улучшить ситуацию.

В итоге с подачи вагоностроителей был принят ряд решений, цель которых, во-первых, искусственно сократить парк вагонов, уменьшив срок их службы, а во-вторых, стимулировать закупку новых вагонов у вагоностроительных заводов, что позволило искусственно увеличить их загрузку.

В результате начиная с января 2015 года парк грузовых вагонов начал сокращаться. В феврале 2016 года министр транспорта Максим Соколов отчитывался на совещании у премьер-министра Дмитрия Медведева: «Благодаря принятым решениям удалось значительным образом сократить профицит грузовых вагонов».

Можно сказать, что нынешний кризис в сфере железнодорожных перевозок полностью рукотворный, созданный решениями правительства, а не рыночной стихией.

Из всего этого можно сделать важный вывод: если экспертная общественность - грузоотправители, операторы, аналитики - не будет сообща противостоять действиям правительства в надежде, что «все обойдется», то потом, после того как они получат сильный удар по своим бизнесам, будет поздно, и останется только вздыхать и пенять на рост цен или на нехватку вагонов.


Источник: http://kazakh-zerno.kz